Михаил Ханджей Среда, 23 Авг 2017, 16:42:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Главная » 2014 » Апрель » 24 » Член коммунистического труда...
21:35:48
Член коммунистического труда...

Мы настолько лживы и демагогичны,

 

что боимся называть чёрное чёрным, а белое – белым.

Из личного дневника господина N.

 

Первое десятилетие после войны было тяжёлое. Миллионы фронтовиков, вернувшихся с войны, были так исковерканы ею, что почти не могли уже жить нормальной жизнью. По ночам они продолжали ходить в атаки, а днём валялись у пивных ларьков, без конца дебоширили, разгоняли родных и любимых, которые их так долго ждали. Они быстро спивались и гибли уже в мирной жизни или попадали в тюрьму за преступления. Так что не все могли преодолевать разруху стахановскими методами.

А сколько здоровых мужиков не трудилось, а вылавливало всех, кто так или иначе сотрудничал с немцами, находясь на оккупированной тарритории, или был в плену? Стадами таких гнали в скотных вагонах на «стройки коммунизма» во все просторы, дыры и гиблые места Родины.

Надо было в срочном порядке строить «Соцлагерь» в половину Европы размером. Лагерь этот надо было надзирать, и готовить к грядущим войнам за идеи марксизма-ленинизма-сталинизма. Для сталинского порядка на строительство «Соцлагеря» направлялись для службы молодые, здоровые парни.

Требовалась прорва оружия. Заводы военного назначения «почтовыми ящиками» назывались. В одном из таких «ящиков» и работал Ломов Степан Иванович, бывший фронтовик с медалью «За победу над Германией» на застиранной гимнастёрке, для работающей молодёжи просто дядя Стёпа. Был он прям, словно лом проглотил, ходил, ног не сгибая в коленях, рост имел двухметровый, и добродушен, как все Иванушки на Руси.

 

В 1958-м году политическому руководству «почтового ящика» взбрендило создать бригады коммунистического труда. В «столярке», где дядя Стёпа трудился, «коммунистической бригадой» взялся руководить бывший гулаговец – Григорий Никанорович Роганин, который не верил ни в Бога, ни в чёрта, ни в партию. Посаженный в лагерь ГУЛАГа перед войной, он искупал свою вину в штрафбате. Ему не повезло, - война кончилась, а ни фрицы, ни наши «заградники» его не убили, и не пустили ему «большой крови», как того требовалось от штрафников для искупления вины. Пришлось прямо с передовой обратно в лагерь Колымы путь держать. О ней он вспоминал, и трогательно пел, перебирая струны видавшей виды гитары: -

 

О, будь проклята ты,

Колыма, что названа чудной планетой,

Сойдёшь поневоле с ума,

Оттуда возврата уж нету...

 

И если бы не хрущёвская «оттепель», не быть бы дяде Грише в «почтовом», а в гробовом ящике в белых тапочках, а то и без ящика, в общей яме, без тапочек и арестантского обмундирования, как и сотни тысяч других «врагов народа».

Бригаду коммунистического труда Роганин сколотил, как говорится «с миру по нитке, голому рубашка». Были в ней и стар и млад со своими судьбами.

 

Вот Васька Стукалов. Он не фронтовик, но одну ногу ему укоротило в войну. Пацанёнком, с голодухи, он залез в немецкую, брезентом крытую, машину с продуктами, а его застукали. Когда удирал, прижав банку с тушёнкой к худосочной груди, споткнулся и упал в открытый люк канализации. Нога хрястнула пополам. Сердобольный немец-врач не отрезал, а срастил ногу, но стала она короче.

А вот два крохобора, Салов и Медков, о которых все знали, что они «на говне сметану собирают» и ни с кем не поделятся.

Костя Крюков, белокурый красавец, службу проходил в тюрьме и вологодский конвой водил, будучи сержантом. Парень весёлый, на гитаре классно играл и мелодично пел песни зон.

Хохол был, Головко Павел Иванович, самый старый по возрасту. Безграмотный пропагандист коммунизма в бригаде говаривал: «Шо такэ коммунизма? – И отвечал, - То грощи, та харчи хороши. Ото и уся коммуна-коммунизма».

- Коммуна – это когда кому «на», а кому «ни», а коммунизма – это когда всем жратухи от пуза, а выпивки по ноздри, вкалывать не надо. Дожить бы до такой халтуры, мужики! – мечтательно поддерживал Павла Ивановича Ломов. - И сынок мой, который мне сейчас по колено, вырастет. Напару будем ни хрена не делать, а пивко попивать!

- Ломов, через двадцать лет ты и твоё «поколено» будете жить при коммунизме. А пока вкалывай, пуза не жалея, и мечтай себе на здоровье, - говорил ему бригадир.

- А сынок у меня бедовый растёт, - улыбаясь, говорил Ломов. – Банный день жена обьявила вчера. А чтоб воду экономить, приказала купаться вместе с сыном. Сел я в корыто задницей, ноги, как оглобли раскорячил за корытом, а сынок мой между ног моих уселся. Купаемся. Я его намылил, а он говорит: « Папка, давай теперь я тебя намылю». И давай меня мочалкой по пузу. Мне щекотно, оба хохочем. Оба в пене. А он, чертёнок, мочалкой по пузу, по пузу, а потом по моему хозяйству давай наяривать. Оно и встало.

- Вот бы мне такую ссику, - говорит пацан.

- И что ты с нею делать будешь? - спрашиваю я. «Я до неба ссикать буду!» - отвечает.

- Да, сыночку только такое «поколено», как у папы, просто необходимо, а при коммунизме - обязательно! Тогда ж никто вкалывать не будет, а жрать, пить, да ссиками забавляться! - смеётся Роганин и вся бригада коммунистического труда.

- Эх! – как бы дожить бы до свадьбы-женитьбы, - смеётся и дядя Стёпа, - и увидеть своё «поколено» при коммунизме!

Просмотров: 145 | Добавил: vitastudio | Теги: труд, Коммунизм, член, Член коммунистического труда | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Календарь
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 13

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz