Михаил Ханджей Воскресенье, 22 Окт 2017, 20:24:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Главная » 2014 » Апрель » 29 » Секс-Облом по-научному...
16:38:07
Секс-Облом по-научному...

- Лидочка Вертепова настоящая «редкая птица», - говорил Володька Записин, староста нашего студенческого сообщества вечернего отделения университета,  – по своим тактильным качествам она нежнее  кошки. А язы-ы-ык! Какой язык! Одна смачная нега!  - и тут же просит:
    - Лидик, скажи, как по-немецки «вождь»?
А та сразу же:
    - Фью-ю-рир! ... Володичка! Разве не так?
    - Так, так! От вашего, моя прелесть, ответа у меня аж душа заходится...А может, Лидуся, ты пояснишь нашему Леонтию  Израилевичу, что такое «тёрка»?  Мне Мишка Евдокимов говорил про «тёрку», и что от неё «морда красная» у всех на Алтае.  
    - Без проблем: «Тёрка – это та, что со всеми трётся! Это же ежу понятно!»
    - А «скачать шлык»? Это ты можешь пояснить  Леонтию?
    - Очень даже с удовольствием:  «Скачать шлык, Лёся, - это отодрать за волосы, взбить волосы шапкой на голове или ещё где...»

    - Володичка, да он далёк от этого, чего ему обьяснять, с ним всё-равно на одном гектаре никто не присядет даже при нужде.  
    Чтобы не морочить голову, скажем, кто на этот раз попал на язык Вертеповой и Записину в «Белой акации» - это Леонтий Зильберман, наш однокурсник, от которого все воротили нос не по национальному признаку, а по его внешнему и внутреннему содержимому.     
    Попробую «намалевать» портрет Леонтия - холерика, как я понимаю, не типичного представителя «избранного народа».

    Личико у него было с кулачёк, огромные тёмные иудейские глаза делали похожим его на существо с «летающей тарелки». У него был череп бердслеевских зародышей с большой выпуклостью на лбу. Нос утиный. Подбородок конически острый. Затылок отсутствовал. Шея тонкая, цапельно длинная. К тому же личико это было нервное, всё узлистое, прыщавое. Весь он был такой сухонький, как-то трупно подванивающий, голос напоминал скрип заржавленного флюгера. Обстриженная голова с тускло рыжим волосяным покровом, которая может быть и головой сумасшедшего, отпугивала от Леонтия всех, включая и девчонок-однокурсниц.
    Звали мы его «Петушок», а Володька Записин говорил о нём:
    - Леонтий ещё не знает, где хвост, где грива. И заиды у него, как у вылупившегося из яйца жидёнка, то есть, пардон, воробышка. Так что, девчонки, не обижайтесь на него.
    - С таким прикидом, как у Лёси, он никогда и ни от кого из нас не узнает, где что находится и как чем пользоваться, - высказала мысль Лидочка Вертепова. – Чего он в «Белую акацию» припёрся? Кто его сюда звал? Я же не могу кушать в его присутствии.
Володичка, ведь мы, девчоки, его не приглашали, и, как студенточки-кокеточки послать можем на хутор бабочек ловить...

    Колька Чмут, участковый мент, часто приходящий на занятия в милицейском мундире, и с пистолетом на заднице для пущей важности, наш однокурсник, наклонился к уху Витьки Лифченко, и прошептал так, чтобы слышал Леонтий:
    - А может, мне его укокошить?
Эллочка Вульф, с презрением глядя на Лёсю, сказала:
    - Человек не виновен в том, что он глуп.
Зильберман в это же время цедил меж своих холерических губ:
    - Ах ты ж, змея подколодная, serpens!
И никто не замечал, как в окна «Белой акации» лился серебрянный свет луны, которая безвучно хохотала, как клоун, при виде студенческого застолья.

    Как вытравить Зильбермана из компании, додумались Галочка Орехова и Наденька Пузликова. Пошептавшись меж собой, Галка подморгнула Лёсику и кивнула своей головкой, давая понять, что приглашает его выйти с нею курнуть.

Лёсик не верил своим глазам!
«Неужели Галка, эта красавица, заинтересовалась мною?! Да я за ней хоть в Палестину побегу, а не то что покурить» - мелькнуло в его голове, а кровь забурлила в его  худосочном тельце.
    Как только они вышли, Пузликова достала из своей сумочки  лекарственную упаковочку с наименованием «ПРОПЕРДИН», показала всем, и три таблетки бросила в бокал недопитого вина Лёсика, от чего содержимое зашипело, выделяя газ.
Через пять мину  пара пошедших покурить вернулась.
    Признаков нежелательности его  присутствия Лёсик  не заметил, и когда Записин попросил всех утихнуть для произнесения им тоста, так же поднял бокал с «адской смесью».

     Вовчик, как всегда, мотнув головой с казацким чубом слева направо, произнёс:
    - Дамы и господа, мэры и мэрухи, сэры и сэрухи! Предлагаю тост за студенческое  единство.  Ура, товарищи!
Галка, эта хохмачка с золотистым волосами и небесными глазами, томно смотрела на Лёсика, у которого сердце билось, как у воробья, и как у птцы в зобу, «дыханье спёрло». Он зажмурил глаза и осушил, хмелея, от счастья, бокал.     
    Не то повеселев от вина, не-то поглупев от предчувствия свидания с Ореховой, Лёсик начал нести всякую околесицу.
Вот он, стремясь завоевать внимание девиц, говорит, картавя:
    - А вы знаете что такое дети?...Нет, вы не знаете, по своему скудомыслию.
    - Мы то не знаем. А ты, Лёсичка, знаешь?
     - Дети – это цветы жизни, их надо сажать головками вниз, чтобы вырос ...
    - ...Такой красавец, как ты, - досказывает за него Люська Щюлькина.
Уже под шафе, Лёсик привлекает всё больше и больше внимание к себе, говоря:
    - Записин организовал дурацкий « Казачий круг», в котором все пьют, как Гришка Банник на бочке в Сторочеркасске. А я предлагаю основать «Общество защиты мысли от человека», где каждый может менять веру в науку на религиозную и делать обрезание по мере...же-же-желания, выговорил он.
    - Ой, как здорово! - Завизжали от восторга студенточки, эти белокурые и чернявенькие прохиндейки. – Лёсичка, миленький, давай записывай нас.
Девчонки окружили Зильбермана плотным кольцом, отчего у него в голове помутнело. И всё бы шло, как он думал, путём, но вдруг он почувствовал в животе такое ворчание, и страстный напор газов, что ни приведи-Господп! А девки его не отпускали, подпирая своим острогрудьем со всех сторон.
Положение складывалось критическое для Лёсика. Он пошёл напролом из кольца девчонок, и помчался к выходу из «Белой акации»...

... Что было за дверью, мы уже не слышали. Но, когда Зильберман через неделю явился на занятия, Галочка Орехова, к которой у Лёсика были самые нежные чувства, подошла к нему и спросила:
    - Лёсичка, что с тобою произошло? Почему ты так неожиданно покинул всю нашу компанию? Я так надеялась на свидание с тобой, а ты...
    - Не того и мне хотелось, но так случилось...И как мне быть, теперь не знаю... 

Просмотров: 208 | Добавил: vitastudio | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Календарь
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 13

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz