Михаил Ханджей Воскресенье, 20 Авг 2017, 01:15:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Форма входа

Категории каналов
Исторические заметки [2]
Публицистика [1]
Опубикованные и ещё не опубликованные работы на историческую, социальную и религиозную темы
Казачий круг [1]
Тема казачества в истории и жизни
Хутор моего детства [9]
Детские рассказы и воспоминания
Юность в сапогах [10]
Рассказы периода воинской службы
Время и Судьбы [7]
Разное [19]
Фельетоны [1]
Сатира и Юмор
Стихи [4]

Поиск

Главная » Статьи » Хутор моего детства

Кладоискатели

    Вовка и Колька – это два родных брата. Первый старше второго на целых десять минут, а родились они в один день и в один час. Но верховодил в их беспокойной жизни младший, Колька.  Он всегда придумывал какое-нибудь дельце и втягивал в него старшего брата. Где и от кого он пронюхивал всякие тайны, толком никто не знал. Говорили, что он с домовым водится, а тот, якобы, ему и подсказывает что да где.
    Однажды после обеда Колька позвал Вовку в самую гущу растущих в их огороде кабаков, где они и скрылись под их огромными листами. Там Колька зашептал:
    - Вовка, побожись, что никому и никогда не скажешь то, что я тебе расскажу.
Тот побожился.
    - Ты знаешь, - продолжил Колька, - когда казаки за зипунами ещё ходили в походы, то они привозили с собой целую кучу барахла и всякого золота мешками. А каменьев заморских  полные перемётные сумы, и ещё даже полные карманы.
    - А тебе какое дело до того ? – спрашивает Вовка.
    - А того, башка твоя курья. Ты вот сам подумай - куда делось то золото да каменья заморские? Ага, не знаешь! А я вот знаю. Позарыли они их в огородах своих от воровства подальше. Никому не говорили и места не показывали, где спрятано. А потом, кого убило в походе, кто помер, а кто из ума выжил и уже не помнил, где закопано то богатство. Так что все огороды казачьи - это клады сказочные! Ты представляешь, Вовка, если порыться там, то какие мы с тобой богатеи будем?! Да мы все конфеты в сельмаге сразу скупим! И будем тогда на Савкиной речке лежать да петушков на палочке посасывать. Мы тогда и колоски в поле собирать перестанем.
    - А если кто конфет просить станет, давать будем? - спрашивает Вовка, - Я бы Лидке дал, Вальке тоже. Может, даже по три конфетки.
    - Ишь ты, - завозмущался Колька,  - по три! А дулечки им! Я только Зойке Михайлючке одну дам. «Мишка на севере» называется. Больше никому.
    - Почему ж Зойке и шоколадную дашь, а как Лидке с Валькой так и «Петушок на палочке» жилишь?
    - Я Зойку люблю, а больше никого... Так вот что, Вовка, сегодня, как только стемнеет, мы и отправимся на поиски клада.
    - Ты, Колька, представляешь, что будет , если папка увидит разрытый огород? Да он с нас шкуру живьём посдирает. Ты ж его знаешь.
    - Так мы ж копать будем у деда Пантелея. Мне один человек сказал, что у него больше всего золота да каменьев закопано, а он-то точно уже не в своём уме,- залезет на забор, руками, как крыльями машет, и кукарекает на весь хутор. А то на крышу к соседям залезет и мяучит, как мартовский кот, - до третьих петухов. Так что у него клад копать будем!
    Решили не ждать и в ту же ночь отправились искать клад. Было страшновато лезть в чужой огород, но желание закупить все конфеты победило. Да и Колька был не из трусливых. А Вовка во всём ему следовал, так что они взяли по лопате и залезли в огород к деду Пантелею.
    Мерцали звёзды на небе. Из-за одного из облаков показались  рожки, точь в точь как у вурдалака, отчего у Вовки сердце в пятки ушло, а когда появилась на тёмном небе и вурдалачья рожица, Вовке стало совсем дурно. Да тут ещё, как назло, тявкнула собака на одном конце хутора и по всем дворам пошёл собачий брех!  Хлопцам показалось, что все собаки хутора бегут к ним и вот-вот вцепятся им в штаны. А когда от собачьего переполоха  заорала  перепуганная  кошка, шмыганувшая на крышу, отчего упало и загремело пустое ведро, Вовка, клацая зубами, еле выговорил:
    - К-к-к-о-о-ль-к-ка, там упырь, - и показал дрожащей рукою в направлении катающегося по земле ведра. Кольке тоже было страшновато, но он сказал Вовке:
    - Ты, как пуганная ворона, куста боишься. Давай копай, а я посторожу, чтобы, не дай Бог, какая-нибудь ведьма на нас не напала.
    Колька взял лопату на изготовку для обороны. Копал Вовка быстро, но клад всё не открывался. Вовка нарыл столько уже земли, что это был просто ужас, а не огород, но клада пока что не было. Была мокрющая от пота спина и водянки на руках, а золото всё манило и манило дальше.
Они с Колькой поменялись ролями. Теперь уже Вовка охранял Кольку от нападения всяких оборотней, а тот рыл. Но и ему клад не давался. К тому же настало время, когда обычно на охоту из своих укрытий вылазит всякая нечистая сила. Решили - будем рыть землю до тех пор, пока золото да каменья заморские не отыщутся, но на следующую ночь. При первых признаках наступившего утра, когда вдруг стало еще темнее, братья бесшумно сгинули из огорода деда Пантелея.
    На утро в хуторе был большой переполох. Баба Нюра, деда Пантелея жена, голосила на весь хутор: «Люди-и-и добрые! На нашем огороде всю ночь оборотни дурью маялись! Они превратились в свиней и перерыли весь огород. Ой, Боже, то неспроста! То знак их бесовский! Они теперь все огороды перероют, если их не отпугнуть заговором».
    Так и повелось с тех пор: бабы целый день читали заговоры, а наутро  кто-нибудь из них обнаруживал весь изрытый огород. И так каждую ночь. Бабка Голосийка, когда и у неё перерыли огород, распустила слух, что скоро наступит конец света и легла в заранее приготовленный гроб. Перепуганные хуторяне теперь уже боялись с наступлением сумерек и нос высунуть за дверь своей хаты.
    Колька и Вовка, как два привидения, залазили в чужие огороды и рыли, рыли, рыли, а вместо клада им попадались какие-то черепки, ржавые подковы и гвозди. А когда они нашли старое казацкое седло, их озарило:  « Вот! Вот оно, злато и каменья заморские! Осталось только перемётные сумы найти!» - И рыли дальше с ещё большей охотой.
... Но потом начинали горланить петухи, и приходилось останавливать поиски до следующей ночи.
     Сколько бы это длилось, трудно сказать, но когда дело дошло до подворья  хуторского попа, и попадья принудила мужа вступить в переговоры с нечистой силой, отец Прохор, трясяссь своим пузатым телом и вооружившись церковным кадилом в руках, засел в своём огороде.  Когда два приведения, а то были Колька и Вовка, появились в его вблизи, он, чиркнув под полой спичкой, запалил кадило. Пошёл запах ладана. Вовка учуял его не только своим носом, но и собственной спиной, так как поп огрел его кадилом и возгласил: «Сгинь, нечистая сила!» Колька, ещё не огретый кадилом, сквозанул с огорода быстрее чем заяц от орла, а Вовка не мог со страху разогнуться и шпарил на четвереньках, отчего выглянувшая на шум в огороде попадья брякнулась в обморок, видя живого оборотня на карачках...  
     В ту же ночь Вовка наотлуп отказался от дальнейших поисков клада. А утром, когда отец Прохор, опознавший «оборотней», доложил их отцу о шкоде, над хутором раздался двухголосый душераздирающий вопль. То дядька Ларик, отец Вовки и Кольки, порол их ремнём, допытываясь, зачем они сотворили такое хуторянам. И им пришлось признаться: «...Мы клад искали.»
    А когда поутихла боль от порки, Колька сказал: « Вовка, мы всё-равно отыщем казацкое злато и каменья заморские! Я теперь знаю где их искать. Мне домовой сказал».

Категория: Хутор моего детства | Добавил: vitastudio (25 Апр 2014)
Просмотров: 127 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 13

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz