Михаил Ханджей Пятница, 23 Июн 2017, 06:01:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Форма входа

Категории каналов
Исторические заметки [2]
Публицистика [1]
Опубикованные и ещё не опубликованные работы на историческую, социальную и религиозную темы
Казачий круг [1]
Тема казачества в истории и жизни
Хутор моего детства [9]
Детские рассказы и воспоминания
Юность в сапогах [10]
Рассказы периода воинской службы
Время и Судьбы [7]
Разное [19]
Фельетоны [1]
Сатира и Юмор
Стихи [4]

Поиск

Главная » Статьи » Время и Судьбы

Влечение - ещё не Любовь

Ещё трещали крещенские морозы января. Ещё метелями вьюжил февраль, но в мою жизнь пришла Весна.
Да! Весна!
Как и он, которому я и сейчас говорю:
«Милый мой! Мы навеки с тобою.
Ты моё Счастье, ты моя Жизнь...»

У него, моего мужа, удивительная способность - возвращать в прошлое. Каким бы оно не было, но обязательно связанное с Любовью...

        ...Двадцать четвёртого июня, в Святой день Ивана Купала, уже давно будучи далеко-далеко от милых моему сердцу детства и юности улиц, по которым бегала босиком, ходила в туфельках на высоких каблучках, училась, трудилась и, конечно же, любила, я услышала песнь, которую пел мой муж, которая всколыхнула мою память. А пел он, неизвестно кому посвящая, с такой чистой грустью, что у меня на ресницах засеребрились слезинки:
                                          «В день Святой на Иоанна Купала
                                            В воду я бросала цветы,
                                            И с надеждою я
                                            На тропинку глядела:
                                          «Кто же он – суженый мой?
                        Шёл капитан молодой,
                        Звёзды горели на нём,
                        Звёзды горели на нём,
                        Глаза- васильки огнём.
                                            Он подошёл ко мне,
                                            И улыбнулся слегка,
                                            В даль по тропинке пошёл,
                                            Будто на фронт ушёл.
                        О, мой ты Бог!
                        Я так влюбилась в него,
                        Я так влюбилась в него,
                        Что потеряла покой.
                                              Долго я мучилась так,
                                              Слёзы в подушку роняя.
                                              Лучше на свете не жить,       
                                              Чем без любви прожить.
                          К берегу Дона  пришла,
                          И, распустивши я косы,
                          Долго глядела судьбу
                          На дне студёной водицы.

                                                 Кто-то ко мне подошёл,
                                                 Сердце рванулось на волю, -
                                                 Мой капитан пришёл,
                                                 Любовь и меня нашёл.
                           Вихрем к себе прижал
                           Юную грудь мою.
                           Всё закружилось вокруг,
                           Я, как в огне, горю!
                                                    «Милая, милая, милая,-
                                                      Шептали его уста, -
                                                      Ты бесконечно красивая,
                                                      Богом ты мне дана».
                            О, мой ты Бог!
                            Как я люблю его!
                            Пусть всё горит огнём,
                            Лишь бы нам быть вдвоём!
                                                       В день Святой на Иоанна Купала
                                                       В воду я не бросаю цветы.
                                                       Милый мой, мы навеки с тобою,
                                                       Ты - моё Счастье, ты – моя Жизнь!

           «Да это же обо мне! Нет, - о нас! Нет! – Это о любви-влечению ушедшей юности моей, что окрыляла нас.... и учила любить не по влечению, а по гармонии сердца и разума -настоящей, зрелой Любви».
            Сердцем, то замирающим, то гулко бухающем в груди, я вдохнула в себя очень далёкий и очень давний запах, запах страны, где родилась, жила, любила, и подумала:
«Неужели я никому и никогда не расскажу о Земле, взрастившей меня, о поцелуях...,
о  влечении к любви, а может быть, и о ней – Любви Чистой, Преданной и Нежной?..»

           С нежной печалью подошла я к дорогому мне человеку, и, положив свои руки на плечи ему, спросила:
    - Это песня твоя обо мне?
    - Конечно, милая, и о тебе.
    - Как это - «и о тебе», - спрашиваю я, - разве не только обо мне?
    - Юлечка, эту песнь я посвящаю любви. В приложение к ней, я посвятил тебе и свою жизнь, - целуя меня, произнёс он.
    - У тебя, как и у каждого человека, была и до меня любовь, отрекаться от которой глупо, ведь без любви нет жизни. Есть только жалкое подобие её. Все рассуждения о том, что «то была не любовь» - глупость несусветная! То была Любовь-влечение, без которой не может быть Любви, как высшего дара человеку Природой.
          Любовь, природой дарованная, в нас, как искра божья. Она - искорка, то теплит нас надеждами, то разгораясь, ярко вспыхивает, то пожаром сжигает сама себя, то горит, всем чертям на зависть, всю твою жизнь. Разве тебе это чувство до меня было не знакомо?
        - Что было то было и быльём поросло, - отвечала я.
        - Любовь не может быть «запретной зоной», поросшей бурьяном.
Запретная Любовь – это любовь, о которой мы запрещаем себе думать в силу её похотливой  грязи, стыдимся её, и бежим как от прокажённой, а чистая - не запретная.     
Если ты, любимая, не стыдишься чистого чувства любви твоей к кому-то в прошлом,
то вспомни о ней, побудь на полсотни лет моложе, и я с тобою побуду молодым.

            ...И вспомнился мне  год, когда я с Любкой, подружкой моею, пошли на праздничный ноябрьский вечер в Мореходное училище нашего города. Какой же девчонке не приятно потанцевать с курсантами, будущими моряками?    
            В одной сторонке стояли девчонки, с другой - курсанты. Они оценивающе смотрели на нас, выбирая себе партнёршу для танца и знакомства с нею.
Два курсанта подошли к нам.
          - ...Каким он был? – спросил меня муж.
          - Каким он был?...Красивым, без сомнений! Морская форма, как печать судьбы,
на нём сидела, стройном, чернобровом.  И в обращении чист, корректен, нежен был, как ангел моря и девичьих грёз. Молчали мы, танцуя танго... Весь вечер он не отходил... И провожать пошёл, и попросил свиданья, но рук своих никак не распустил, как принято то у гражданских, и не спелых парней...

            ...Аркадий был курсант четвёртого курса. Весь с иголочки, и форменка утюжена на нём, ботиночки блестящие и в пуговицы  шинели флотской смотреть, как в зеркало, можно было.
    Часы свиданий кратки, и увольнение не каждый день. Ходили рядом, словно недотроги, по улицам, где много фонарей...
         Я чувствовала, что для Аркадия была я девушка, которую он желал, которую жаждал поцеловать при свете луны и мерцании звёзд.
    И как-то раз, собравшись с духом и краснея, он тихо-тихо произнёс:
    - Юля...
    - Что, Аркадий?...
    Он смотрел на меня, как на самое дорогое в своей жизни, но не решался что-либо сказать.
    Я протянула ему руку, и пальцы наши сомкнулись. Он обрёл уверенность – благодаря силе собственной любви, благодаря той нежности, которую я ему подарила.
    - Смотри на меня! - нежно произнёс он тихим голосом. Голос был настолько тих, что я, пытаясь его расслышать, приблизила своё лицо к его губам, и стал он нежно-нежно касаться ими моих щёк, губ, и поначалу растерявшаяся, я ответила ему и мы слились в медленном, как вечность, сладком, чувственном поцелуе...
    Ласкаясь и лаская Аркадия, я почувствовала в своих объятиях, что он отнюдь  не ребёнок, а взрослый мужчина, нежный и страстный, и жаждущий не только взаимного наслаждения, но и счастья.

    Тому свидетельство - его рассказы о своих родителях. Об отце, офицере Северного флота, о маме, о детском доме, возвращении отца в родной Воронеж, конечно, о войне, которую запомнил в свои четыре года, о жизни жён офицеров флота, и гарнизонах, где довелось с мамой жить до её смерти.

       Прикрыв глаза, прекрасная Юлия поведала, как песнь, любовь свою:
                       
                       Аркадий становился мне всё ближе.
                       Была гордячкой я, и с юных лет девичество несла,
                       Как символ Чистоты и Веры.
                       Не недотрогой я была, но Честь имела.
                       К тому ж скажу, Аркадия  по-девичьи любя,
                       Ценила в нём я гордось, не распутство.
                       Но, как всегда, послушав речь знакомых и подруг,
                       Поступок совершила я не умный -
                       Проверить - крепок ли в любви ко мне Аркадий,
                       Решила я, и на прощанье у калитки дома моего,
                       Отказ он получил в сладчайшем поцелуе.
                       Слегка прикрыв руками грудь и оттолкнув его,
                       Сказала я: «Всего хорошего...», и он обиженный ушёл.
                       Случилось то в Святого день Купала.
                       О, если б знала, что так будет!..

                         Томилась грудь надеждой: «Он вернётся!».
                         Шептали губы именем его.
                         Но он не шёл, крушилися надежды..,
                         Гордыня злая грызла мою душу,
                         И, как я чаяла - его.

                         Гордыня безрассудная в любви на век  нас разлучила.
                         И я осталася одна влачить свой крест по жизни без любви,
                         А он ушёл в морские дали, и от меня и от любви
                         На дальний Север, что сияньем хладным дышит,
                         На мостик корабля, подальше от Земли.
                         Забыть хотел меня, «любимую,
                         Что краше всех невест, цветов и вечера зари»,
                         Как говорил он мне, целуя...

          - Не знаю, дорогой, забыл ли он меня, и как скоро, но без той любви я не полюбила бы тебя - Чисто, Преданно и Нежно.  

Категория: Время и Судьбы | Добавил: vitastudio (28 Апр 2014)
Просмотров: 165 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 13

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz